Здесь я публикую отчеты о своих походах и путешествиях. Есть только два правила: Я не называю походом пьянку в лесу. Я не называю путешествием поездку в Египет.

понедельник, 10 сентября 2012 г.

Киргизия. Часть 1.

Как практически и каждый другой август, этот август был зарезервирован под горный поход. На этот раз мы решили погулять по центральному Тянь-Шаню. За основу для планирования маршрута, был взят вот этот отчет.
Летели долго, с приключениями, но в итоге, до Бишкека добрались благополучно. Все кроме Шимы, естественно. Т.к. в тот сложный момент, когда Уральские Авиалинии отменяли один из наших сегментов и каждый должен был сам позвонить и попросить перебронировать его билет на другой рейс, Шима умудрился получить электронный билет на несуществующий рейс. Выяснение отношений заняло в аэропорту некоторое время, расстроенный Шима уже был готов все бросить и уехать вместо гор в деревню, но ночью ему позвонили домой представители авиакомпании и сказали, что нашли для него новый рейс.

В аэропорту Бишкека полным полно выкрашенных в серый цвет боингов без окон и дверей с небольшой надписью US Air Force, а в самом здании аэровокзала ходят вот такие девчонки, которые старательно прячутся от камер и кричат по-русски: "Пожалуйста, не надо".
Почему мы полетели до Бишкек, а не до Алматы, от которых до нашей точки старта - города Каракол (бывший Пржвальск) не в пример ближе - большой вопрос, который, впрочем, никто не задал, поэтому прилетели мы все-таки в Бишкек.
В Бишкеке мы закупились газовыми баллонами и едой, и отправились в путь. Дорога заняла около 7 часов и шла преимущественно вдоль берега Иссык-Куля.
Тендер на строительство новой дороги (участок шелкового пути) выиграли Китайцы. Их там видимо не видимо, технику понагнали, работа идет. 
Выгрузили нас полусонных, измотанных кучей перелетов и долгой заброской у теплых серных источников Джилису. Там мы разбили лагерь и принялись акклиматизироваться. Все-таки высота там уже под 2500. На акклиматизацию и ожидание Шимы, который в одиночестве должен был добраться до нас на общественном транспорте, мы отвели себе два дня. После этого начали подъем вдоль реки Чон-Кызыл-Су на Физико-Географическую станцию (ФГС).
Вечером перед подъемом я,  в связи с недомоганием, выпил фервекса и пошел спать раньше остальных. Утром температура была около 37. Остальные тоже чувствовали себя так себе, но грешили в основном на спирт.
Через 6 километров не очень крутого подъема мы остановились на перекус в долине у ФГС. Я зачем-то решил померить температуру и с удивлением зафиксировал у себя 38,5.
Рядом была разбита юрта и бегала куча детей, которых мы щедро угощали леденцами. Дело в том, что леденцы надоедают всем с самого первого дня похода, но при этом неизменно присутствуют в раскладке. Из юрты пришел дед поздороваться, узнать кто мы и откуда, узнав, что у меня температура - пригласил к себе в юрту погреться и попить чаю.
Шима пошел со мной фотографироваться. По дороге рассказал мне увлекательную историю, которую он видел по каналу National Geografic, о том, как молодая пара попала в схожую ситуацию с температурой, их пригласили в юрту, напоили чаем с малиной, потом закутали в кучу одеял, посадили на лошадь и гоняли лошадь по кругу, пока вся температура не вышла с потом. Естественно, что первый вопрос Шимы при входе в юрту был:
- А как вы температуру сбиваете?
- Чай, таблетка. - последовал лаконичный ответ.
В общем, я лежал в юрте и спал. За занавесочкой с лебедями, кстати, висит карабин. В юрте живет гостеприимный дед и его жена. Дети - это их внуки. Возраст примерно от 5 до 12 лет. Дети по-русски почти не говорят. Живут все лето в юрте, на ночь убираю стол и ложатся все вместе. Осенью сгоняют скот вниз, ну и сами спускаются. Скот продают преимущественно в Казахстан, иногда в Китай. Вообще, Казахстан у них считается очень зажиточным соседом - вся торговля идет с ним.
Потом дед разбудил меня и пригласил к столу (перейти из лежачего положения в сидячее). Старший внук притащил казан в котором оказалось интереснейшее блюдо - макароны с картошкой. Мне навалили полную тарелку. Я в целях вежливости поел немного, но все съесть не смог, о чем и сообщил деду. Тот ответил:
- Ничего, внуки доедят.
- Так может не стоит? У меня температура. Не понятно чем болею. Вдруг зараза какая?
- Ничего, ничего. Доедят.
Потом пили чай. Жена деда с нами не ела, просто подливала все-время. Дед приговаривал:
-Чай пей, - получалось это у него, как будто это одно слово. С каким-то восточным оттенком "чайпей".
Пока я прохлаждался, выяснилось, что еще у двух человек высокая температура, у одного из них вообще 39,5. Несколько человек нервничали, глядя на показатели слегка перешагивающие за 37. В общем решили оставаться на ФГС, которая находилась на другом берегу, и отлеживаться.
Через реку прокинута воздушная переправа.
На ФГС тоже живет семья. Мужик лет 60-ти с женой. Он тут всю жизнь работал, потом станцию закрыли лет на 10 из-за недостатка финансирования, а несколько лет назад опять открыли. Во дворе стоит новое оборудование, которое поставили китайцы. Им тоже интересно, как тают ледники Тянь-Шаня (а тают они довольно быстро). Раз в месяц смотритель ФГС отправляет все собранные данные в Бишкек.
Устроились мы все в одной комнате. Здоровые, или те, кто хотел бы думать, что он еще здоров, разбили палатки во дворе.
Отлеживались мы там два дня. Все активно пили витамин С. Каждый больной лечился по-разному. Я, например, сразу начал с каких-то антибиотиков, Соломин все сгонял температуру анальгин-хинином, Маркыч наседал на гомеопатию, которую таскал с собой в огромных количествах. Но все три способа были одинаково безрезультатны. Планы на поход потихонечку таяли, т.к. один за одним сгорали наши страховочные дни и запланированные "дневки". Больные спали - здоровые маялись от безделья. Даже дежурные ничего не делали, т.к. всю еду нам готовила жена смотрителя. Иногда это были уже известные мне картошка с макаронами, один раз борщ, ну и каши разные. Вот тут мы трапезничаем вприкуску с припасенной колбасой.
К слову, сама хозяйка с нами никогда не ела, т.к. соблюдала мусульманский пост и не могла принимать пищу до захода солнца. Ее муж же признался, что пару лет пробовал поститься, но ничего у него из этого не вышло, поэтому ел с нами.
Пролежав два дня и сбив температуру до 37 мы отправились под перевал Арчатор. Для облегчения задачи после болезни, для переноски рюкзаков, зафрахтовали нескольких лошадей. 
Старший внук деда из юрты был одним из проводников.
Вот он же опять позирует. Прячет за спиной карабин из которого через пару часов подстрелит с одного выстрела нагло посвистывающего на камне суслика. Вроде они его в пищу употребляют.
Подъем оказался довольно крутой и даже без рюкзака дался мне не легко. Когда мы добрались до места, то выяснилось, что температура опять поднялась до 38,5. Это уже не было похоже ни на какую акклиматизацию. Антибиотики кончались, так и не выполнив свою задачу. Соваться в горы в таком ослабленном состоянии было бы верхом глупости. Я смотрел на перевал и принимал непростое для себя решение.
Продолжение следует...
Отправить комментарий