Здесь я публикую отчеты о своих походах и путешествиях. Есть только два правила: Я не называю походом пьянку в лесу. Я не называю путешествием поездку в Египет.

понедельник, 17 сентября 2012 г.

Киргизия. Часть 2.

Начало здесь.
После ночи раздумий я решил завершить маршрут и спускаться с гор. Машка пошла со мной. Соломин, имевший такую же высокую температуру, решил идти в гору, т.к. если бы спуститься решил и он, то поход закончился бы для всех. Забегая вперед скажу, что на перевал он забирался тяжело, сильно пропотел, из-за этого и выздоровел.

До горячих источников Джилису спустились довольно быстро. Был выходной день, и довольно много местных жителей приехало туда купаться и жарить поблизости шашлыки. Оттуда мы добрались на попутке до деревни Покровка за 200 сом. 
По пути от разных людей слышали несколько объяснений напавшему на группу недомоганию: от затянувшейся акклиматизации до отравления цианидами, выброс которых недавно произошел на заводе по переработке золотой руды. Все версии были развеяны докторшей на станции "скорой помощи", куда нас довез водитель. Про золотодобывающий завод она подтвердила информацию про эпидемию и 200 человек госпитализированных с сальмонеллезом, которые отравились испорченными яйцами,  а версию про цианиды назвала брехней, которую распространяют в рамках информационной войны против канадцев, которые собственно и занимаются добычей золота на условиях разделения доходов. Именно из-за неправильной, по мнению некоторых чиновников, пропорции разделения доходов и распространяются лживые слухи.
На этой разработке и связанных с ней заводах, к слову, работает около 3000 киргизов. Золото добывают в горах на высоте 5000 метров вахтовым методом: 15 дней наверху - 15 внизу на отдых. Работать в таких условиях могут не все, но и зарплаты там даже по российским меркам очень большие.
Врач диагностировала "какую-то заразу" и прописала мне очередные антибиотики. Спросила нравится ли нам в горах и сказала, чтобы приезжали еще.
О ночлеге мы договорились с Андреем - водителем, который вез нас из Бишкека. Он русский, его прапрадед родился в Покровке в конце 19 века из чего он сам делает вывод, что его пра-пра-прадед переехал сюда вскоре после отмены крепостного права. Весной Андрей собирается продать все имущество, забрать семью и переехать в ставропольский край, где у него живут родственники. Сказал, что все его знакомые русские сидят в Покровке без работы, т.к. преимущество при трудоустройстве отдается киргизам, а сам он со своим напарником единственные русские водители на маршруте из почти-что двухсот работников. На мои комментарии про встреченные нами повсеместно гостеприимство и дружелюбие, ответил: "Да, привечать они умеют, но то гостей...". 
В Покровке у Андрея большой деревянный дом с садом где что только не растет и вишни, и черешни, и абрикосы, и груши. Из хозяйства еще есть куры и кролики. Дом находится на центральной улице Манаса, но на стене дома Андрея осталась табличка со старым названием - "Коммунистическая". После развала СССР в Киргизии переименовали все советские названия, кроме названий связанных с Отечественной Войной и Лениным. Ленина очень любят за то, что он выделил Киргизию в автономную область - ни одного памятника не убрали и тщательно за ними следят.
Ночевали мы в пристройке, где у Андрея когда-то был магазин, а потом компьютерный клуб. Клуб пришлось закрыть под напором учителей и родителей детей, которые постоянно прогуливали школу.
Вечером температуру решил не мерить, т.к. чувствовал себя хорошо, мало того, из-за сильно развившейся тоски на фоне преждевременного ухода из гор, мы с Машкой решили возвращаться в Каракольское ущелье в горный альплагерь, чтобы встретиться там с нашей группой и продолжить маршрут с ними.
Отвезти нас вызвался Андрей на своем Москвиче 412. До Каракола добрались без приключений, а вот в направлении гор проехали совсем немного. До альплагеря ходят вахтовки: либо УАЗики, либо здоровые грузовики, но их надо заказывать заранее. Когда в очередной раз мы остановились, чтобы у Москвича остыл двигатель и чтобы Андрей заехал в очередную горку без пассажиров, мы приняли решения продолжить подъем пешком. Андрей от денег за подброску, ночлег с баней и ужином отказывался, так что даже пришлось настоять.
До альплагеря мы прошли километров двенадцать. Разбили палатку, заплатив по 60 сом с человека (38 руб). Т.к. ни газа, ни горелок у нас с собой не было, то просто покупали за 50 сом в администрации чайник кипятка, разводили пюре, добавляли шпроты и этим ужинали. Еще, в качестве сюрприза для нашей группы, купили арбуз по 15 сом за килограмм (это около 11 рублей, при том, что внизу они стоят по 3 рубля).
Вообще в альплагере ассортимент товаров и услуг, которые можно купить, достаточно обширен: можно заказать баню (настоящая баня в передвижном вагончике), покупать водку, пиво, коньяк, разую еду. Можно даже платить поварихе и не готовить ничего самому. Так и поступает  большинство альпинистов. Дежурство у них сводится лишь к мытью собственной посуды и протиранию стола.
В альплагере мы скоротали еще две ночи и успешно встретились со своими. Наши, прошедшие к тому времени два перевала, в свою очередь тоже решили остаться на денек в условиях максимально приближенным к цивилизованным, помыться и поесть экзотической для похода еды, например настоящего борща со сметаной, салата из свежих овощей или плова. Только после этого мы двинулись дальше и для меня с Машкой начался поход.
Об этом в третьей части.
Отправить комментарий